Решение Московского областного суда по делу № 3-143/14

14.09.2015

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№ 4-АПГ15-14

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

город Москва                                                                        8 июля 2015 года

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Анишиной В.И., судей Калининой Л.А. и Никифорова С.Б. при секретаре Царёвой Н.В. рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционным жалобам Дягилевой Я.М., Будкова М.И. и Сергеева А.И. на решение Московского областного суда от 26 февраля 2015 года об отказе Дягилевой Я.М., Будкову М.И., Сергееву А.И. в довлетворении заявлений о признании противоречащими федеральному законодательству и недействующими статей 10, 10.2, 11, 12 Закона Московской области от 5 октября 2006 года № 170/2006-03 (с последующими изменениями) «Об административной ответственности за правонарушения на автомобильном и наземном электрическом транспорте в Московской области».

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Калининой Л.А., объяснения представителей Московской областной Думы, Губернатора Московской области и Министерства транспорта Московской области Надарейшвили Г.В., Забазновой О.В., Верхоглядова С.В. и Попова Е.Е., возражавших против удовлетворения апелляционных жалоб, представителя Дягилевой Я.М. и Будкова М.И. - Сливкова А.С., представителя Сергеева А.И. - Маскина Д.В., поддержавших доводы апелляционных жалоб, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Степановой Л.Е., полагавшей решение суда незаконным и необоснованным и поэтому подлежащим отмене, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Закон Московской области № 170/2006-03 «Об административной ответственности за правонарушения на автомобильном и наземном электрическом транспорте в Московской области» принят Московской областной Думой 27 сентября 2006 года, подписан Губернатором Московской области 5 октября 2006 года, первоначальный текст закона опубликован в официальном издании - газете «Ежедневные Новости. Подмосковье», 2006 года, 11 октября, №189.

Индивидуальный предприниматель Сергеев А.И. обратился в Московский областной суд с заявлениями о признании недействующими со дня принятия статьи 10.2 (осуществление перевозок пассажиров по маршруту (маршрутам), не включённому (не включённым) в Реестр маршрутов регулярных перевозок Московской области), части 2 (осуществление перевозок по маршруту без разрешения на право работы по маршруту) и части 4 (повторное в течение года совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 2 настоящей статьи) статьи 12 Закона Московской области от 5 октября 2006 года №170/2006-03 «Об административной ответственности за правонарушения на автомобильном и наземном электрическом транспорте в Московской области» (с последующими изменениями).

В Московский областной суд с заявлением о признании недействующими статей 10 (нарушение расписания движения транспортных средств по маршруту (маршрутам) регулярных перевозок), 10.2 (осуществление перевозок пассажиров по маршруту (маршрутам), не включённому (не включённым) в Реестр маршрутов регулярных перевозок Московской области), 11 (самовольное изменение установленного маршрута) и 12 в полном объёме (осуществление перевозок пассажиров без права работы по маршруту или маршрутной карты) Закона Московской области от 5 октября 2006 года № 170/2006-03 «Об административной ответственности за правонарушения на автомобильном и наземном электрическом транспорте в Московской области» (с последующими изменениями) обратились индивидуальные предприниматели Дягилева Я.М. и Будков М.И.

Определением Московского областного суда от 21 января 2015 года возбуждённые по заявлениям Дягилевой Я.М., Будкова М.И. и Сергеева А.И. дела объединены в одно производство.

Суть доводов, изложенных в заявлениях Дягилевой Я.М. Будкова М.И. и Сергеева А.И., сводится к тому, что оспариваемое правовое регулирование не согласуется с предписаниями статьи 1.3 КоАП РФ, поскольку региональным законодателем установлена административная ответственность за несоблюдение правил и требований в области организации транспортных перевозок населения, урегулированных федеральным законодательством и за нарушение которых уже предусмотрена административная ответственность на федеральном уровне, в том числе статьёй 14.1 КоАП РФ.

Заявители считали, что оспариваемое правовое регулирование нарушает их права, так как допускается реальная возможность необоснованного блокирования их деятельности на основании лицензии и снижения уровня правовых гарантий в области законодательства об административных правонарушениях, предусмотренных статьями 1.4, 1.6, 1.7, 4.1 КоАП РФ.

Кроме того, Дягилева Я.М. и Будков М.И. просили признать противоречащими федеральному законодательству и недействующими статьи 10.2, 11 и 12 Закона Московской области от 5 октября 2006 года №170/2006-03 «Об административной ответственности за правонарушения на автомобильном и наземном электрическом транспорте в Московской области» (с последующими изменениями) по мотиву правовой неопределенности, настаивая на том, что в юридических составах не конкретизированы виды перевозок пассажиров, в отношении которых устанавливается ответственность, не указаны маршруты, за нарушение перевозок по которым устанавливается административная ответственность, чем также снижаются правовые гарантии предпринимательской деятельности, установленные федеральным законодательством.

Представители Московской областной Думы, Губернатора Московской области и Министерства транспорта Московской области, возражали против удовлетворения заявлений Дягилевой Я.М., Будкова М.И. и Сергеева А.И., полагая, что получение перевозчиком лицензии на регулярные перевозки пассажиров в городском, пригородном и междугородном сообщении само по себе не предоставляет ему права осуществлять пассажирские перевозки по регулярным маршрутам, перевозчик обязан выполнить не только лицензионные условия, но и условия транспортного обслуживания населения, предусмотренные региональным законодательством.

Решением Московского областного суда от 26 февраля 2015 года заявления Сергеева А.И., Дягилевой Я.М. и Будкова М.И. оставлены без удовлетворения.

В апелляционных жалобах Дягилева Я.М., Будков М.И. и Сергеев А.И. просят решение суда первой инстанции отменить, как постановленное с нарушением норм материального и процессуального права, и принять по делу новое решение об удовлетворении их требований.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения жалоб в апелляционном порядке извещены своевременно и в надлежащей форме.

Суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе, представлении и возражениях относительно апелляционных жалобы, представления, и вправе в интересах законности проверить решение суда первой инстанции в полном объёме (статья 3271 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Под законностью, как это следует из содержания статьи 2 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, законодатель понимает правильное рассмотрение и разрешение дела в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, прав и интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований.

Изучив доводы апелляционных жалоб, проверив материалы дела, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации полагает обжалуемое решение суда первой инстанции подлежащим отмене.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, Московский областной суд исходил из того, что организация транспортного обслуживания на территории Московской области - прерогатива органов государственной власти Московской области, отношения, связанные с транспортным обслуживанием населения на территории Московской области, составляют предмет регулирования Закона Московской области от 27 декабря 2005 года № 268/2005-03 «Об организации транспортного обслуживания населения на территории Московской области», поэтому Московская областная Дума, вводя административную ответственность за несоблюдение требований, предусмотренных региональным законом, действовала в рамках компетенции, предоставленной субъекту Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях статьёй 3.11 КоАП РФ и пунктом 39 части 2 статьи 26.3 Федерального закона от 6 октября 1999 года № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации». Оспариваемые статьи и по форме, и по содержанию федеральному законодательству не противоречат и не нарушают права заявителей в области предпринимательской деятельности, так как диспозиция каждой из оспариваемых статей содержит конкретные действия, которые не подпадают под состав ни одного из административных правонарушений, установленных КоАП РФ, в том числе статьёй 14.1 КоАП РФ, на которую ссылаются заявители.

Не умаляя суждений суда об имеющейся у субъекта Российской Федерации нормотворческой компетенции в области законодательства об административных правонарушениях и полномочиях в области организации транспортного обслуживания, Судебная коллегия в то же время полагает выводы суда о непротиворечии федеральному законодательству оспариваемых положений основанными на неправильном применении норм материального права, регулирующих спорное правоотношение.

В силу статей 1.1, 1.3 и 1.31 КоАП РФ федеральный законодатель, включая законы субъектов Российской Федерации в систему правовых регуляторов общественных отношений в сфере административной

ответственности, одновременно предусмотрел пределы и границы нормотворческой деятельности субъекта Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях:  субъекты Российской Федерации не вправе устанавливать административную ответственность по вопросам, имеющим федеральное значение, в том числе административную ответственность за нарушение правил и норм, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Основу для такого вывода дают и разъяснения, содержащиеся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 года № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (в редакции от 9 февраля 2012 года), согласно которым применению подлежат только законы субъектов Российской Федерации, принятые с учётом положений статьи 1.3 КоАП РФ, определяющих предметы ведения и исключительную компетенцию Российской Федерации, а также положений статьи 1.3 КоАП РФ. В частности, законом субъекта Российской Федерации не может быть установлена административная ответственность за нарушение правил и норм, предусмотренных законами и другими нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Вопреки этому в диспозициях оспариваемых статей 10, 10.2, 11 и 12 Закона Московской области № 170/2006-03 «Об административной ответственности за правонарушения на автомобильном и наземном электрическом транспорте в Московской области» (с последующими изменениями) со всей очевидностью речь ведётся о несоблюдении правил и норм, предъявляемых к перевозчику при осуществлении им пассажирских автотранспортных перевозок пассажиров и багажа по городским, пригородным и междугородним автобусным маршрутам федеральным отраслевым законодательством, а именно Федеральным законом от 8 ноября 2007 года № 259-ФЗ «Уставом автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта», Правилами перевозок пассажиров и багажа автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом, утверждёнными постановлением Правительства Российской Федерации от 14 февраля 2009 года № 112, Федеральным законом от 10 декабря 1995 года № 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения», Правилами обеспечения безопасности перевозок пассажиров и грузов автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом и Перечнем мероприятий по подготовке работников юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, осуществляющих перевозки автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом, к безопасной работе и транспортных средств к безопасной эксплуатации», утверждёнными приказом Министерства транспорта Российской Федерации от 15 января 2014 года № 7, Правилами дорожного движения, утверждёнными постановлением Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 года № 1090, Федеральным законом от 4 мая 2011 года № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности», Положением о лицензировании перевозок пассажиров автомобильным транспортом для перевозок более 8 человек (за исключением случая, если указанная деятельность осуществляется по заказам либо для собственных нужд юридического лица или индивидуального предпринимателя), утверждённым постановлением Правительства Российской Федерации от 2 апреля 2012 года № 280, и соблюдение которых обеспечивается административной ответственностью, предусмотренной КоАП РФ, в том числе статьёй 14.1 этого кодекса.

Так, Федеральный закон от 8 ноября 2007 года № 259-ФЗ «Устав автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта», определяя общие условия перевозок пассажиров и багажа, грузов всеми видами автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта - автобусами, трамваями, троллейбусами, легковыми автомобилями - и устанавливая в связи с этим виды сообщений (перевозки пассажиров и багажа в городском, пригородном, междугородном, международном сообщении) (статья 4), виды перевозок и багажа (регулярные перевозки, перевозки по заказам, перевозки легковым такси) (статьи 5, части 1, 2 и 3 статьи 19), одновременно предписывает осуществлять перевозки с посадкой и высадкой пассажиров только в установленных пунктах по маршруту регулярных перевозок в соответствии с расписаниями, установленными для каждого остановочного пункта.

Остановки транспортных средств для посадки и высадки пассажиров обязательны в каждом остановочном пункте по маршруту регулярных перевозок, за исключением случаев, если согласно расписанию посадка и высадка пассажиров в остановочном пункте осуществляются по требованию пассажиров.

Перевозки с посадкой и высадкой пассажиров в любом не запрещённом правилами дорожного движения месте по маршруту регулярных перевозок осуществляются в соответствии с расписаниями, установленными для следования из начального и конечного остановочных пунктов по маршруту регулярных перевозок.

Законом предусмотрено обязательное размещение информации о виде регулярных перевозок пассажиров и багажа, расписании, времени начала и окончания движения транспортных средств по соответствующему маршруту (части 4, 5 и 6 статьи 19).

Аналогичные требования и условия транспортных перевозок, в том числе обязанности перевозчика, установлены разделом 2 Правил перевозок пассажиров и багажа автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом, утверждённых постановлением Правительства Российской Федерации от 14 февраля 2009 года № 112.

Обращает на себя внимание и то обстоятельство, что в соответствии с пунктом 1 статьи 20 Федерального закона от 10 декабря 1995 года № 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения» юридические лица и индивидуальные предприниматели, осуществляющие на территории

Российской Федерации деятельность, связанную с эксплуатацией транспортных средств, обязаны соблюдать правила обеспечения безопасности перевозок пассажиров и грузов автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом, утверждённые федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере транспорта.

Такие правила утверждёны приказом Министерства транспорта Российской Федерации от 15 января 2014 года № 7, они также обязательны для всех субъектов правоотношений, организующих перевозки пассажиров.

На основании пункта 62 указанных правил водитель, осуществляющий регулярные перевозки пассажиров, всегда должен иметь при себе путевой лист - документ, служащий для учёта и контроля работы транспортного средства и водителя, расписание (график) движения по маршруту регулярных перевозок с указанием местного времени прибытия и отправления автобусов по каждому остановочному пункту, схему маршрута с указанием опасных участков.

В силу пункта 66 Правил запрещается отклонение от установленного схемой маршрута пути следования, осуществление остановок в местах, не предусмотренных схемой маршрута (кроме случаев, когда это вызвано необходимостью обеспечения безопасности перевозок и дорожного движения.

Перечень документов, которые обязан иметь при себе водитель, управляющий транспортным средством, указан в постановлении Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 года № 1090, которым утверждён единый порядок дорожного движения на всей территории Российской Федерации.

Согласно постановлению Правительства Российской Федерации от 2 апреля 2012 года № 280 перевозки пассажиров по маршрутам регулярных перевозок в городском, пригородном и междугородном сообщении автомобильным транспортом, оборудованным для перевозок более 8 человек, относятся к лицензируемому виду деятельности, а перечисленные выше требования являются лицензионными условиями.

Соблюдение юридическим лицом, индивидуальным предпринимателем при осуществлении своей деятельности приведённых выше предписаний составляет предмет государственного надзора в области автомобильного транспорта и городского наземного транспорта, осуществляемого должностными лицами уполномоченного федерального органа исполнительной власти в порядке, предусмотренном Федеральным законом от 26 декабря 2008 года № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» (статья 1.3 Устава).

Осуществление предпринимательской деятельности с нарушением условий, предусмотренных специальным разрешением (лицензией), квалифицируется по статье 14.1 КоАП РФ.

Федеральным законодателем в КоАП РФ также предусмотрен ряд специальных статей, устанавливающих ответственность за нарушение организации и условий перевозок пассажиров и багажа.

К примеру, за нарушение правил перевозок пассажиров и багажа по заказу административная ответственность наступает в соответствии со статьёй 11.142 КоАП РФ.

За нарушение требований в области транспортной безопасности административная ответственность установлена статьёй 11.151 КоАП РФ.

Управление транспортным средством либо выпуск на линию транспортного средства для перевозки грузов и (или) пассажиров без технического средства контроля, нарушение лицом, управляющим транспортным средством для перевозки грузов и (или) пассажиров, режима труда и отдыха квалифицируется по статье 11.23 КоАП РФ.

Использование автотранспортных средств, принадлежащих иностранным перевозчикам, для перевозок грузов и (или) пассажиров между пунктами, расположенными на территории Российской Федерации, влечёт ответственность по статье 11.26 КоАП РФ.

В случае осуществления международных автомобильных перевозок без разрешений, либо с незаполненными разрешениями, разрешениями, заполненными с нарушением установленных правил, или разрешениями, не соответствующими виду перевозки, либо без учётного талона, либо без отметки в уведомлении должностного лица федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по контролю и надзору в сфере транспорта, об устранении нарушения перевозчик может быть привлечён к административной ответственности по статье 11.29 КоАП РФ.

Нарушение установленного порядка проведения обязательного медицинского освидетельствования водителей транспортных средств (кандидатов в водители транспортных средств) либо обязательных предварительных, периодических, предрейсовых или послерейсовых медицинских осмотров квалифицируется по статье 11.32 КоАП РФ.

Кроме того, привлечение к административной ответственности не исключается по статьям 12.1, 12.2, 12.3, 12.5, 12.6, 12.9, 12.10, 12.11, 12.12, 12.13, 12.14, 12.15, 12.16, 12.18, 12.19, 12.361 КоАП РФ, устанавливающими ответственность за нарушение правил в области дорожного движения.

Таким образом, поскольку на федеральном уровне имеется соответствующее правовое регулирование административной ответственности по спорному вопросу, то нет необходимости вводить аналогичное правовое регулирование законом субъекта Российской Федерации.

Закон Московской области от 27 декабря 2005 года № 268/2005-03 «Об организации транспортного обслуживания населения на территории Московской области», на который суд ссылается в своём решении, не свидетельствует о законности оспариваемых положений.

Будучи принятым по вопросам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации в области организации транспортного обслуживания населения, данный региональный закон является по своей сути компеляцией и воспроизведением обязанностей перевозчика, предусмотренных приведённым выше федеральным законодательством, имеет организационный и конкретизирующий характер, поэтому он не может выступать в качестве правовой основы для установления административной ответственности.

Судебная коллегия констатирует, что отнесение федеральным законодателем межмуниципальных, муниципальных и пригородных маршрутов к единой транспортной системы Российской Федерации, предопределяет формирование сети таких маршрутов на основе единых требований, в том числе предъявляемых к перевозчику пассажиров по указанным маршрутам.

В силу положений федерального законодательства, регулирующего отношения, возникающие в сфере оказания услуг автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом, к перевозкам пассажиров по регулярным маршрутам допускаются юридические лица и индивидуальные предприниматели, имеющие соответствующие лицензии.

Каких-либо федеральных норм, наделяющих органы государственной власти полномочиями по установлению своим законом дополнительных требований и условий допуска перевозчика к работе по маршрутам регулярных перевозок, не имеется.

Как следует из текста статей 22 Закона Московской области от 27 декабря 2005 года № 268/2005-03, выполнение перевозок пассажиров и багажа по маршрутам регулярных перевозок осуществляется при наличии действующего разрешения на право работы по маршруту (удостоверения допуска к работе по маршруту), выданного соответствующим уполномоченным органом. Одновременно с разрешением на право работы по маршруту (удостоверением допуска к работе по маршруту) перевозчику выдаются маршрутные карты (карточки доступа).

Таким образом, региональным законодателем введён такой допуск перевозчика к работе по маршрутам регулярных перевозок, который фактически блокирует и ограничивает деятельность перевозчика на основании лицензии, что не может рассматриваться соответствующим федеральному законодательству и, как следствие, не может являться правомерной основой для установления административной ответственности законом субъекта Российской Федерации.

Суд при вынесении решения не учёл, что формирование сети регулярных автобусных маршрутов между субъектами Российской Федерации осуществляется в соответствии с порядком, утверждённым приказом Министерства транспорта Российской Федерации от 14 августа 2003 года № 178 . В силу пунктов 1-16 данного порядка паспорт маршрута является ничем иным как подтверждением согласования маршрута, реестр маршрутов имеет учётный характер, общий реестр регулярных автобусных маршрутов между субъектами Российской Федерации формируется на основании утверждённых паспортов маршрутов Министерства транспорта Российской Федерации, что не предполагает дополнительного подтверждения путём формирования дополнительного реестра субъектом Российской Федерации.

Конечно, федеральное законодательство допускает воспроизведение в нормативных правовых актах субъектов Российской Федерации и местного самоуправления положений федерального законодательства (пункт 18 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2007 года № 48 «О Практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части»), однако такое правовое регулирование не должно приводить к дублированию административной ответственности законами субъектов Российской Федерации.

Иное с неизбежностью порождает конкуренцию, коллизию и несогласованность региональных и федеральных норм, снижая, как следствие, уровень правовых гарантий при привлечении к административной ответственности, предусмотренных статьями 1.4, 1.6, 1.7, 4.1 КоАП, согласно которым лицо не может быть подвергнуто административному наказанию дважды за одно и то же административное правонарушение; применение уполномоченными на то органом или должностным лицом административного наказания и мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении в связи с административным правонарушением должно осуществляться в пределах компетенции указанных органа или должностного лица в соответствии с законом.

Учитывая, что неясность и неоднозначное толкование нормативного правового акта или его части является самостоятельным основанием для признания нормативного правового акта или его части противоречащими федеральному законодательству и недействующими (пункт 25 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации» от 29 ноября 2007 года №48 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части), Судебная коллегия полагает решение суда первой инстанции об отказе Сергееву А.И., Дягилевой Я.М. и Будкову М.И. в удовлетворении заявления о признании недействующими статей 10, 10.2, 11 и 12 Закона Московской области от 5 октября 2006 года №170/2006-03 «Об административной ответственности за правонарушения на автомобильном и наземном электрическом транспорте в Московской области» подлежащим отмене с вынесением нового решения об удовлетворении заявленных требований в полном объёме со дня вступления настоящего решения в силу.

Исходя из изложенного, руководствуясь статьями 193, 199, 327, 328, 329, 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Московского областного суда от 26 февраля 2015 года отменить, принять новое решение, которым заявления Дягилевой Я.М., Будкова М.И., Сергеева А.И. удовлетворить.

Признать противоречащими федеральному законодательству и недействующими с момента вступления в силу настоящего решения статей 10, 10.2, 11, 12 Закона Московской области от 5 октября 2006 года №170/2006-03 (с последующими изменениями) «Об административной ответственности за правонарушения на автомобильном и наземном электрическом транспорте в Московской области».

Председательствующий

Судьи






МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД
Именем Российской Федерации
РЕШЕНИЕ

от 4 декабря 2014 г. по делу N 3-143/14

Московский областной суд в составе: председательствующего судьи Власовой М.Г., при секретаре Л.О.С., с участием прокурора Прошиной И.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело N 3-143/14 по заявлению Межрегионального общественного фонда содействия социальной поддержке и защите прав вынужденных переселенцев, беженцев "С" об оспаривании в части Закона Московской области N 84/2010-ОЗ от 1 июля 2010 года "О защите прав граждан, инвестировавших денежные средства в строительство многоквартирных домов на территории Московской области (в редакции Закона Московской области N 139/2012-ОЗ от 3 октября 2012 года и Закона Московской области N 100/2014-ОЗ от 23 июля 2014 года)

установил:

Межрегиональный общественный фонд содействия социальной поддержке и защите прав вынужденных переселенцев, беженцев "С" (далее - МО Фонд "С") обратился в суд с заявлением об оспаривании в части Закона Московской области N 84/2010-ОЗ от 1 июля 2010 года "О защите прав граждан, инвестировавших денежные средства в строительство многоквартирных домов на территории Московской области (в редакции Законов Московской области от 3 октября 2012 года N 139/2012-ОЗ и от 23 июля 2014 года N 100/2014-ОЗ (далее - Закон Московской области N 84/2010-ОЗ).

Первоначальный текст Закона Московской области N 84/2010-ОЗ официально опубликован в газете "Ежедневные новости. Подмосковье", N 124 от 14 июля 2010 года. Законы Московской области от 3 октября 2012 года N 139/2012-ОЗ и от 23 июля 2014 года N 100/2014-ОЗ, внесшие изменения в первоначальный текст оспариваемого нормативного правового акта, опубликованы в том же издании соответственно в N 187 от 12 октября 2012 года и N 139 от 1 августа 2014 года.

Обосновывая свои требования, заявитель указывает, что МО Фонд "С" осуществляет деятельность в качестве инвестора-застройщика на основании Федерального закона N 39-ФЗ от 25 февраля 1999 года "Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений". На основании заключенного инвестиционно-строительного контракта с администрацией г. Подольска Московской области на строительство группы жилых домов МО Фонд "С" привлек к строительству данного объекта в качестве соинвесторов юридические лица, которые впоследствии, на основании заключенных договоров, привлекли для строительства средства граждан в целях получения данными гражданами квартир после ввода объекта в эксплуатацию. Непосредственно с гражданами МО Фонд "С" какие-либо договоры не заключал и денежные средства от них не получал.

МО Фонд "С" просит признать недействующими со дня принятия абзац 1 статьи 2 (в части), абзацы 1, 3, 4 пункта 2 статьи 2, абзац 9 пункта 2.1 статьи 2, пункт 4 статьи 2, пункт 7 статьи 3, пункт 8 статьи 3 (в части) Закона Московской области N 84/2010-ОЗ в действующей редакции.

Заявитель полагает, что оспариваемые нормы противоречат Конституции РФ, Федеральному закону от 30 декабря 2004 года N 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации" (далее - Федеральный закон N 214-ФЗ), Федеральному закону от 25 февраля 1999 года N 39-ФЗ "Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации", Федеральному закону от 25 декабря 2008 года N 273-ФЗ "О противодействии коррупции", Федеральному закону от 25 декабря 2008 года "О безопасности" федеральным законам от 9 февраля 2009 года N 8-ФЗ "Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов, органов местного самоуправления" и от 17 июля 2006 года N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации", ст. 1 ГК РФ,

Конвенции ООН против коррупции, а также нарушают его - заявителя права в сфере инвестиционной деятельности (л.д. 3-23, 98).

Заявитель также считает, что оспариваемые нормы противоречат правовой позиции Верховного Суда РФ, высказанной в определении N 4-АПГ13-15 от 5 февраля 2014 года, которым частично было отменено решение Московского областного суда от 27 сентября 2013 года по делу N 3-677/13 по заявлению МО Фонд "С" об оспаривании в части того же Закона Московской области N 84/2010-ОЗ в предыдущей редакции.

В судебном заседании представитель МО Фонд "С" - К.В.В. поддержал заявленные требования, просил заявление удовлетворить в полном объеме.

Представители Московской областной Думы - Н.О.В., Губернатора Московской области - Г.Ю.И. и Министерства строительного комплекса Московской области - Ч.А.М. требования МО Фонд "С" не признали и пояснили, что Закон Московской области N 84/2010-ОЗ от 1 июля 2010 года принят в пределах полномочий органов государственной власти Московской области, оспариваемые заявителем положения данного Закона в действующей редакции не противоречат федеральному законодательству, соответствуют правовой позиции Верховного Суда РФ и не нарушают права и законные интересы заявителя.

Представителями заинтересованных лиц представлены также письменные возражения на заявление (л.д. 124-132, 133-147, 148-153).

Выслушав представителя заявителя, представителей заинтересованных лиц, исследовав материалы дела, заслушав заключение прокурора, полагавшего отказать в удовлетворении заявления отказать, приходит к следующему.

Согласно п. "б" ч. 1 ст. 72 Конституции Российской Федерации защита прав и свобод человека и гражданина относится к совместному ведению Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

По предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации (ч. 2 ст. 76 Конституции РФ).

В соответствии с п. 2 ст. 26.1 Федерального закона от 6 октября 1999 года N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" полномочия, осуществляемые органами государственной власти субъектов Российской Федерации по предметам совместного ведения, определяются Конституцией РФ, федеральными законами, договорами о разграничении полномочий и соглашениями, а также законами субъектов Российской Федерации.

В силу положений ст. 1 Закона Московской области N 84/2010-ОЗ, предметом регулирования данного Закона является определение основных направлений деятельности исполнительных органов государственной власти Московской области и органов местного самоуправления муниципальных образований Московской области по защите прав и законных и интересов граждан, инвестировавших денежные средства в строительство многоквартирных домов с целью приобретения жилого помещения на территории Московской области для дальнейшего проживания и пострадавших от недобросовестных действий застройщиков.

Указанный Закон Московской области предусматривает в целях информирования граждан о застройщиках, строящихся объектах и возможных рисках, связанных с инвестированием гражданами денежных средств в строительство многоквартирных домов, формирование Перечней (Сводного перечня) проблемных объектов и Реестра проблемных застройщиков, а также Реестра граждан, чьи денежные средства привлечены для строительства многоквартирных домов и чьи права нарушены, размещение указанных перечней и реестров в информационно­телекоммуникационной сети "Интернет". Законом также предусмотрен комплекс мер по защите прав пострадавших соинвесторов, которые в пределах своей компетенции, осуществляют исполнительные органы государственной власти Московской области и органы местного самоуправления (ст. 3, 4 Закона Московской области N 84/2010-ОЗ).

Необходимо отметить, что в настоящее время действующее федеральное законодательство не предусматривает достаточных гарантий прав граждан, инвестирующих (собирающихся инвестировать) денежные средства в строительство многоквартирных домов., на получение достоверной информации о застройщиках, о возможных рисках, связанных с инвестированием. Отдельные нормы Федерального закона от 30 декабря 2004 года N 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации" предусматривают предоставление участникам долевого строительства информации о застройщиках и о проектах строительства конкретных объектов строительства (ст. 19-21). Однако, в силу ч. 2 ст. 27 данного Федерального закона, он не распространяется на отношения, связанные с привлечением денежных средств граждан для строительства многоквартирных домов и (или) иных объектов недвижимости, разрешения на строительство которых получены до 1 апреля 2005 года. Также действующее федеральное законодательство не предусматривает ведение сводных перечней и реестров проблемных многоквартирных домов и проблемных застройщиков в целях информирования граждан о существующих рисках строительства.

Между тем, на необходимость принятия нормативных актов, в том числе субъектами Российской Федерации, по вопросам защиты прав граждан, участвующих в долевом строительстве, указывалось в поручениях Президента Российской Федерации от 5 сентября 2011 года N Пр-2618 и от 18 октября 2012 года N Пр-2820, в поручении председателя Правительства Российской Федерации от 12 марта 2011 года, предусматривающих, в том числе, проведение инвентаризации всех "проблемных объектов".

Исходя из изложенного, суд приходит к выводу о том, что оспариваемый заявителем Закона Московской области принят в пределах полномочий органов государственной власти Московской области.

Данный вывод соответствует правовой позиции Конституционного суда РФ N 610-0 от 20 марта 2014 года, согласно которой положения Закона Московской области N 84/2010-ОЗ "направлены на защиту прав граждан, инвестировавших денежные средства в строительство многоквартирных домов с целью приобретения жилых помещений на территории Московской области для дальнейшего проживания и пострадавших от недобросовестных действий застройщиков", "направлены на надлежащее информирование населения муниципального образования о наличии на его территории объектов капитального строительства, имеющих статус проблемных" и "предусматривают особый публично-правовой порядок сбора и ведения учета информации, касающейся проблемных застройщиков, пострадавших инвесторов, незавершенных строительством многоквартирных домов, отнесенных данным Законом к проблемным объектам" и "не регулируют гражданско-правовые отношения, в том числе связанные с привлечением застройщиков к ответственности" (л.д. 71-75).

Необходимо также отметить, что Закон Московской области N 84/2010-ОЗ в предыдущей редакции (в редакции Закона Московской области N 139/2012-ОЗ от 3 октября 2013 года) уже частично оспаривался заявителем. МО Фонд "С" просил признать недействующими 16 норм Закона. Решением Московского областного суда от 27 сентября 2013 года в удовлетворении заявления было отказано в полном объеме. Определением Верховного Суда РФ от 5 февраля 2014 года N 4-АПГ3-15 решение Московского областного суда частично было отменено с принятием нового решения в отмененной части. Признаны частично недействующими ввиду неопределенности п. 1 ст. 2, абз. 1 п. 2 ст. 2 и п. 2.1 ст. 2 Закона. В остальной части решение было оставлено без изменения. Выводы суда о принятии Закона Московской области компетентным органом и правомерность предмета его регулирования Верховным Судом РФ были подтверждены (л.д. 62-69).

Согласно оспариваемому заявителем пункту 1 статьи 2 Закона Московской области N 84/2010-ОЗ в прежней редакции застройщик - это "юридическое лицо независимо от его организационно-правовой формы, имеющие в собственности или на праве аренды, на праве субаренды земельный участок, обеспечивающее на этом земельном участке строительство многоквартирного дома на основании полученного разрешения на строительство и привлекающее для этих целей денежные средства граждан, а также иных лиц, к которым имеются требования граждан о передаче жилых помещений или денежные требования".

Определением Верховного Суда РФ от 5 февраля 2014 года данная норма признана недействующей в части слов "к которым имеются требования граждан о передаче жилых помещений или денежные требования".

В настоящей редакции нормы застройщик - это "юридическое лицо независимо от его организационно-правовой формы, имеющие в собственности или на праве аренды, на праве субаренды земельный участок, обеспечивающее на этом земельном участке строительство многоквартирного дома на основании полученного разрешения на строительство и привлекающее для этих целей денежные средства граждан, а также иных лиц, которые осуществили уступку гражданам прав требований по договорам, после исполнения которых у граждан возникает право собственности на жилое помещение в строящемся многоквартирном доме".

Доводы заявителя о противоречии указанной нормы в новой редакции в части слов "которые осуществили уступку гражданам прав требования по договорам, после исполнения которых у граждан возникает право собственности на жилое помещение в строящемся многоквартирном доме" Федеральному закону N 214-ФЗ суд находит необоснованным, поскольку предмет регулирования данных законов нетождественен. Данный вывод содержался и в решении Московского областного суда от 27 сентября 2013 года и не поставлен под сомнение Верховным Судом РФ при рассмотрении апелляционной жалобы на данное решение.

Согласно ч. 1 ст. 1 Федерального закона N 214-ФЗ участниками долевого строительства являются граждане и юридические лица, чьи денежные средства привлекаются для долевого строительства многоквартирных домов и (или) иных объектов недвижимости. Статья 11 данного Федерального закона допускает уступку участником долевого строительства прав требований по договору участия в долевом строительстве.

Заявитель полагает, что действующая редакция оспариваемого пункта Закона Московской области позволяет распространить действие данного Закона на застройщиков, осуществляющих свою деятельность на основании Федерального закона N 39-ФЗ, в том числе на МО Фонд "С", что противоречит положениям Федерального закона N 214-ФЗ и Федерального закона N 39-ФЗ.

Вместе с тем, ч. 3 ст. 1 Федерального закона N 214-ФЗ, предусматривающая нераспространение действия данного Закона на отношения, связанные с инвестиционной деятельностью по строительству (созданию) объектов недвижимости (в том числе многоквартирных домов) и не основанные на договоре участия в долевом строительстве и регулируемые Гражданским кодексом РФ и законодательством об инвестиционной деятельности, а также запрет на передачу гражданам прав путем уступки требования по договорам, которые заключены юридическими лицами и связаны с инвестиционной деятельностью по строительству многоквартирных домов и после исполнения которых у граждан возникает право собственности на жилое помещение в строящемся многоквартирном доме, была введена в данный закон Федеральным законом от 18 июля 2006 года N 111-ФЗ. До указанных изменений уступка прав требований по указанным договорам допускалась и Федеральный закон N 214-ФЗ мог применяться и к застройщикам, осуществляющим свою деятельность на основании Федерального закона N 39-ФЗ.

Учитывая, что Закон Московской области N 84/2010-ОЗ распространяет свое действие на объекты, строительство которых начиналось в различные периоды, оспариваемая заявителем действующая редакция п. 1 ст. 2 Закона Московской области N 84/2010-ОЗ не противоречит федеральному законодательству.

Принятие иной редакции оспариваемой нормы, без учета указанных обстоятельств, привело бы к невыполнению в полном объеме поручений Президента РФ и ущемлению прав целой группы граждан, инвестировавших свои средства в строительство многоквартирных домов.

В обоснование своих требований МО Фонд "С" ссылается также на неопределенность ряда норм Закона Московской области N 84/2010-ОЗ, а именно - абзаца 1 пункта 1 статьи 2, абзацев 1, 3, 4 пункта 2 статьи 2, абзаца 9 пункта 2.1 статьи 2, пункта 4 статьи 2, пункта 7 статьи 3, пункта 8 статьи 3 в части.

Так, абзацем 1 пункта 2 данного Закона (в редакции Закона Московской области N 100/2014- ОЗ от 23 июля 2014 года) определено, что проблемный объект - это "расположенный на территории Московской области многоквартирный дом, для строительства которого привлечены денежные средства граждан и (или) иных лиц и в отношении которого установлено одно из следующих обстоятельств...".

Согласно абзацам 3 и 4 пункта 2 статьи 2 Закона Московской области 84/2010-ФЗ в действующей редакции к обстоятельствам, влекущими признание объекта проблемным относятся случаи когда "по сведениям органов государственного строительного надзора строительство многоквартирного дома не осуществляется в течение девяти месяцев, в том числе приостановлено или прекращено, о чем имеются соответствующие отметки в общем или случайном журналах, в которых ведется учет выполнения работ при строительстве многоквартирного дома" (абз. 3 п. 2 ст. 2); "строительство многоквартирного дома прекращено или приостановлено при наличии установленных в судебном порядке обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что обязательства по договорам, заключенным с гражданами и (или) иными лицами, чьи денежные средства привлечены для строительства данного многоквартирного дома, не будут исполнены в сроки, предусмотренные такими договорами" (абз. 4 п. 2 ст. 2).

Согласно абзацу 9 пункта 2.1 статьи 2 Закона Московской области N 84/2010-ОЗ в действующей редакции к обстоятельствам, влекущим признание застройщика проблемным относится, в том числе, случай когда "многоквартирный дом, строительство которого осуществляется застройщиком, признан проблемным объектом в результате нарушений законодательства и (или) договорных обязательств, допущенных по вине застройщика".

В соответствии с пунктом 4 статьи 2 Закона Московской области N 83/2010-ОЗ в действующей редакции предусматривается, что пострадавший соинвестор - это "гражданин, включенный в Реестр граждан, чьи денежные средства привлечены для строительства многоквартирных домов и чьи права нарушены, за исключением случаев, когда Федеральным законом от 30 декабря 2004 года N 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации" предусмотрено обеспечение исполнения застройщиком обязательств по передаче жилого помещения в многоквартирном доме такому гражданину".

Пункт 7 статьи 3 Закона Московской области N 84/2010-ОЗ устанавливает, что Центральный исполнительный орган государственной власти Московской области, уполномоченный Правительством Московской области в пределах своих полномочий "в соответствии с установленными на основании законодательства Российской Федерации критериями и правилами признает граждан, чьи денежные средства привлечены для строительства многоквартирных домов и чьи прав нарушены, пострадавшими и ведет Реестр таких граждан".

Пункт 8 статьи 3 предусматривает, что Уполномоченный орган в пределах своим полномочий "размещает Сводный перечень, информацию о ходе строительства проблемных объектов и сведения, содержащиеся в Реестре проблемных застройщиков в Реестре граждан, чьи денежные средства привлечены для строительства многоквартирных домов и чьи права нарушены в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет". Данная норма оспаривается заявителем в части слов "Реестре граждан, чьи денежные средства привлечены для строительства многоквартирных домов и чьи права нарушены".

Заявитель полагает, что все названные оспариваемые нормы являются неясными, неопределенными по своему содержанию, поскольку не содержат указание на то, что в них имеется в виду только долевое строительство многоквартирного дома. Неопределенное содержание данных норм, указывает заявитель, позволяет вмешиваться в инвестиционную деятельность инвесторов-застройщиков.

Фактически все многочисленные доводы заявителя сводятся к утверждению о распространении действия оспариваемых норм Закона исключительно на застройщиков, осуществляющих свою деятельность на основании Федерального закона от 30 декабря 2004 года N 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации" и невозможности распространения положений оспариваемого Закона на застройщиков, осуществляющих свою деятельность на основании Федерального закона N 39-ФЗ от 25 февраля 1999 года "Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений" и, соответственно, невозможности на основании Закона Московской области N 84/2010-ОЗ защиты прав тех граждан, чьи денежные средства привлекались на строительство многоквартирных домов не непосредственно застройщиком, а опосредованно через юридических лиц-соинвесторов застройщика.

Однако, как уже указывалось выше, предметы регулирования оспариваемого Закона Московской области N 84/2010-ОЗ и предметы регулирования федеральных законов N 39-ФЗ и N 214-ФЗ имеют разную правовую природу и, соответственно, не являются тождественными, в связи с чем доводы заявители о правовой неопределенности оспариваемых норм являются необоснованными.

Суд не усматривает какой-либо неопределенности оспариваемых норм, данные нормы являются ясными, определенными, не допускающими их неоднозначного толкования.

Довод заявителя о незаконности абзаца 3 пункта 2 статьи 2 Московской области N 84/2010- ОЗ в связи с тем, что данная норма не устанавливает обязательность учета вины застройщика при признании объекта проблемным по указанному в данной норме основанию, является несостоятельным, поскольку признание многоквартирного дома проблемным объектом не связано с наличием либо отсутствием вины застройщика. Данное обстоятельство имеет значение только для признания проблемным самого застройщика.

Необходимо также отметить, что законность абзаца 1 пункта 2 статьи 2 Закона Московской области N 84/2010-ОЗ в предыдущей редакции проверялась судом в порядке нормоконтроля.

Определением Верховного Суда РФ N 4-АПГ3-15 данный абзац был признан недействующим по мотиву неопределенности только в части слов "строительство которого не завершено". Законом Московской области N 100/2014-ОЗ в данную норму были внесены изменения, слова признанные судом недействующими исключены. В остальной части абзац остался в прежней редакции.

В том же определении Верховного Суда РФ содержится вывод о соответствии федеральному законодательству пункта 1 статьи 4.1 Закона Московской области N 84/2010-ОЗ (в предыдущей редакции). Оспариваемый заявителями абзац 4 пункта 2 статьи 2 Закона Московской области N 84/2010-ОЗ в новой редакции воспроизводит содержание указанного пункта, устанавливая одно из оснований признания многоквартирного дома проблемным объектом.

Довод заявителя о незаконности пункта 4 статьи 2, пункта 7 и пункта 8 статьи 3 в части слов "Реестр граждан, чьи денежные средства привлечены для строительства многоквартирных домов и чьи права нарушены" Закона Московской области N 84/2010-ОЗ в действующей редакции является несостоятельным, поскольку данные нормы основаны на полномочиях, установленных федеральным законодательством.

Так, согласно ч. 4 и 7 Федерального закона N 214-ФЗ уполномоченный федеральный орган исполнительной власти устанавливает критерии, в соответствии с которыми граждане, чьи денежные средства привлечены для строительства многоквартирных домов и чьи права нарушены, относятся к числу пострадавших, и правила ведения контролирующим органом (уполномоченным органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации, осуществляющим государственный контроль (надзор) в области долевого строительства многоквартирных домов и (или) иных объектов недвижимости) реестра таких граждан. Контролирующий орган признает в соответствии с установленными уполномоченным органом критериями граждан, чьи денежные средства привлечены для строительства многоквартирных домов и чьи права нарушены, пострадавшими и ведет реестр таких граждан.

В соответствии с оспариваемым пунктом 7 статьи 3 Закона Московской области N 84/2010- ОЗ центральный исполнительный орган государственной власти Московской области, уполномоченный Правительством Московской области в соответствии с установленными на основании законодательства Российской Федерации критериями и правилами признает граждан, чьи денежные средства привлечены для строительства многоквартирных домов и чьи права нарушены, пострадавшими и ведет Реестр таких граждан.

Уполномоченный орган - Министерство строительного комплекса Московской области ведет такой Реестр на основании критериев отнесения граждан, чьи денежные средства привлечены для строительства многоквартирных домов и чьи права нарушены, к числу пострадавших и Правил ведения реестра граждан, чьи денежные средства привлечены для строительства многоквартирных домов и чьи права нарушены, утвержденных приказом Министерства регионального развития Российской Федерации от 20 сентября 2013 года N 403. Пунктом 6 данных Правил установлено, что доступ к Реестру обеспечивается посредством его размещения на официальном сайте высшего органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации и (или) официальном сайте контролирующего органа в информационно­телекоммуникационной сети "Интернет".

Исходя из изложенного, пункт 7 и пункт 8 статьи 3 Закона Московской области N 84/2010- ОЗ, в оспариваемой заявителем части, устанавливает полномочия Уполномоченного органа, предусмотренные федеральным законодательством.

Доводы заявителя на противоречие оспариваемых положений Закона Московской области N 84/2010-ОЗ Федеральному закону от 25 декабря 2008 года N 273-ФЗ п. 13. ст. 7 "О противодействии коррупции, Конвенции ООН против коррупции, является необоснованным поскольку данный Закон не устанавливает каких-либо запретов и ограничений, в том числе в области экономической деятельности, а направлен на защиту прав граждан.

Ссылку заявителя в обоснование своих требований на ст. 1 Гражданского кодекса РФ суд не может принять во внимание, поскольку оспариваемый Закон Московской области не относится к гражданскому законодательству, находящемуся в исключительном ведении Российской Федерации (п. "о" ст. 71 Конституции РФ).

Не может быть принята во внимание и ссылка МО Фонд "С" в заявлении на федеральные законы "О безопасности", "Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов, органов местного самоуправления", "Об информации, информационных технологиях и о защите информации", поскольку данная ссылка не обоснована какими-либо доводами.

Учитывая изложенное, суд приходит к выводу о том, что Закон Московской области N 84/2010-ОЗ в действующей редакции в оспариваемой части принят в пределах полномочий органов государственной власти Московской области, не противоречит федеральному законодательству и не нарушает права заявителя. При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения заявления МО Фонд С" не имеется.

Руководствуясь ст. 194-198, 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд

решил:

заявление Межрегионального общественного фонда содействия социальной поддержке и защите прав вынужденных переселенцев, беженцев "С" об оспаривании в части Закона Московской области N 84/2010-ОЗ от 1 июля 2010 года "О защите прав граждан, инвестировавших денежные средства в строительство многоквартирных домов на территории Московской области (в редакции Закона Московской области N 139/2012-ОЗ от 3 октября 2012 года и Закона Московской области N 100/2014-ОЗ от 23 июля 2014 года) оставить без удовлетворения.

На решение может быть подана апелляционная жалоба и принесено апелляционное представление прокурором в Верховный Суд Российской Федерации через Московский областной суд в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.

Судья М.Г. Власова